Среда, 24.07.2019, 01:37
Приветствую Вас, Гость
ОДАРЕННОСТЬ

Творить — означает созидать, делать шаги в неиз¬веданное. Величайший из известных нам творцов — природа. А творящий человек лишь подобен ей.
Одной из главных особенностей творчества приро¬ды является то, что она не любит ясных, простых, однозначных решений. Именно поэтому так трудно дать простое, ясное определение творчеству и творцу. Созданные природой объекты невероятно многослой¬ны и сложны, они не вписываются в стройные логи¬ческие схемы, к поиску которых постоянно стремится в своем познании человек. Ни для кого не секрет, что способность человека к познанию ограничена, поэтому дифференциация сложного внешнего мира, его схема¬тизация и упрощение необходимы в человеческом по¬знании. Но, говоря о творчестве, мы не можем даже надеяться на возможность подобных упрощений. Ведь перед нами оказывается стихия человека как явления природы — во всей своей не поддающейся полному описанию противоречивости.
Правда, нельзя не отметить одно важное обсто¬ятельство. Некоторые философы, плохо разобравши¬еся в проблематике познания и творчества, утвержда¬ли и продолжают утверждать, что «все гениальное про¬сто». Если следовать этой логике, то получается, что и проблема творчества должна быть представлена ка¬кой-то ясной и максимально простой концепцией или схемой. Конечно, хорошо бы решить проблему твор¬чества «на раз-два...» и сказать, что творчество это то-то, а творец — то-то, да чтобы все было по полоч¬кам разложено и всем всё сразу стало ясно и понятно.
Однако самые великие творения принадлежат, увы, не человеку, у которого действительно обычно все упаковано в схемы и концепции, а природе. Смотрим мы, например, на ствол дерева — он напоминает ци¬линдр, однако им не является, форма его значительно сложнее; голова человека напоминает шар — и вновь мы вынуждены констатировать, что это лишь очень приблизительное сравнение. И так во всем.
Это нежелание природы действовать просто и одно¬значно заставляет нас рассматривать творчество и твор¬ца как явления природные — сложные и противоре¬чивые, а с точки зрения классических теорий — еще и плохо структурируемые, эклектичные. Этот подход требует особых методов исследования. Попробуем об¬ратиться к редко используемым в психологии «методу описания поведения успешных людей» и «принципу дополнительности» известного физика Нильса Бора.
Факты, которые мы будем описывать, почерпнуты как из собственной исследовательской практики, так и из трудов психологов. «Метод описания поведения успешных людей» важен для выявления наиболее зна¬чимых сторон, характеризующих творчество, а «прин¬цип дополнительности» понадобится нам потому, что мы будем пытаться совместить несовместимое. Мно-гие из представленных ниже идей выстроены на базе диаметрально противоположных теорий, но вместе они, описывая столь сложные объекты исследования, каки¬ми являются творчество и творческая личность, обра¬зуют некоторую целостность, позволяющую попытаться разобраться в специфике феномена творчества.
СВИДЕТЕЛЬСТВА ИСТОРИКОВ
Проблема творчества в современной психологии обыч¬но обсуждается в связи с изучением проблем интел¬лекта и креативности. Но для решения педагогических задач, таких как диагностика и развитие творческих способностей, только общих понятий — интеллект и креативность явно недостаточно. Нужны более тонко дифференцированные характеристики. Попробуем по¬следовательно разобраться в том, что называется твор¬чеством и кого называют творцом, или творческой личностью.
Каждый человек, а творец тем более, неповто¬рим, но при всем индивидуальном своеобразии ре¬альных проявлений креативности существует доволь¬но много черт, характерных для большинства твор¬цов. Причем большинство из них проявляются в детстве. Среди этих свойств, наряду с глубинными, скрытыми от непрофессионального взгляда, есть такие, которые часто проявляются в поведении и деятельности. Особая ценность их в том, что они могут быть замечены не только практическими пси¬хологами, но и воспитателями детских садов, школь¬ными учителями, родителями. Знание этих особен¬ностей необходимо для адекватного построения об¬разовательного процесса.
Эти свойства выделяли и описывали не только пси¬хологи. Успех всегда был привлекателен, а потому первыми стали выделять особенности мышления и специфические поведенческие характеристики талант¬ливых людей историки и биографы. Большинство из них пришли к выводам о том, что в детстве у многих выдающихся людей (Леонардо да Винчи, Рембранд¬та, Галилея, Петра I, И. Ньютона, Гегеля, Наполе-,она, Ч. Дарвина и др.) чаще всего встречались такие характеристики:
• 90% из них обладали высоким интеллектом, лю¬бознательностью, задавали много вопросов, стреми¬лись выделиться;
• 75% рано созрели, были не по годам развиты в умственном отношении, отличались нравственностью, критичностью, прямолинейной честностью, были серь¬езны;
• почти 90% были настойчивы, обладали сильной волей и ярко выраженным стремлением к высоким достижениям;
• по крайней мере 75% о были усердными тружени¬ками, хорошо переносили одиночество и отличались твердостью; они получали удовлетворение от своей работы, были экспрессивны, открыты духовному опы¬ту и фантазиям.
Вот еще один список качеств, характерных для бу¬дущих творцов:
1. Рано овладели знаниями в избранной сфере.
2. У них был высокий интеллект и хорошая память.
3. Они были увлечены своим делом, энергичны.
4. Демонстрировали ярко выраженную независимость, стремление работать в одиночку, индивидуализм.
5. Умели контролировать себя.
6. Имели стремление контактировать с одаренными взрослыми.
7. Умели извлекать пользу из общения и быстро приобретать художественный и интеллектуальный опыт.

Исследователи-биографы утверждают, что многие политики (Джефферсон, Линкольн и др.) уже в дет¬стве были разносторонними, оптимистичными, обла¬дали притягательной силой, хорошо владели речью, были общительны.
Многие военные (Боливар, Кортес, Дрейк и др.), также с детства были одержимы одной идеей или це¬лью, легко переносили одиночество, не отличались любознательностью, успехи в интеллектуальных делах имели невысокие, не предавались фантазиям и не пользовались успехом у сверстников.
Революционеры (П. Кропоткин, Марат, Робеспь¬ер) уже в детстве были бунтовщиками, у них наблю¬дались мятежные наклонности, за что их нередко под¬вергали преследованиям (били сверстники, наказыва¬ли педагоги и родители и т.п.).
Ученые (И. Ньютон, Д'Аламбер, Р. Декарт) с дет¬ства отличались разносторонностью и широтой инте¬ресов, с малых лет были рассудительны и критичны.
Уже сами попытки подобных описаний наводят на мысль о том, что многие выдающиеся люди: ученые, художники, политики — имели ряд личностных ка¬честв, существенно отличавших их от других людей. Качеств, которые и обеспечивали им успех в творче¬стве. Естественно предположить, что формирование и развитие этих качеств у детей можно рассматривать как залог будущих выдающихся достижений, а следо¬вательно, и как специальную педагогическую задачу по развитию творческих способностей.
Предложенный ниже перечень характеристик твор¬ца не полон, и вряд ли он может быть завершен. Здесь уместно вспомнить о философском принципе неисчер¬паемости объекта исследования. Поэтому, наверное, можно выделить какие-то еще свойства, но одно оче¬видно — те качества, что мы описываем, бесспорно отличают истинного творца от посредственного чело-века. Отмечу также, что многие из них в разной сте¬пени свойственны всем людям, но уровень, на котором они проявляются, различен.


ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ

ЛЮБОЗНАТЕЛЬНОСТЬ
Одной из первых характеристик, отличающих ода¬ренного человека, традиционно считают любознатель¬ность. Любовь к познанию, или любознательность, берет свое начало от любопытства.




Любопытство - жажда новизны, интеллектуальной стимуляции, опреде¬ляемая в отечественной психологии еще и как потреб¬ность в «умственных впечатлениях», характерна для каж¬дого здорового ребенка. 
Любознательность — это, образно говоря, следу¬ющий уровень развития познавательной потребности. Для ее становления важны не только умственные способности, но и чувства, мотивы. У значительной части детей любопытство так и не перерастает в лю¬бознательность, их поисковая активность, проявляю¬щаяся в интересе к исследованию окружающего мира, носит лишь ситуативный, неустойчивый характер.
Любознательность, проявившись довольно рано, на всех возрастных этапах продолжает оставаться важнейшей отличительной чертой талантливого че¬ловека. Становление любознательности возможно лишь благодаря еще одной важной особенности, отмеченной в ряде исследований. Речь идет об эмо¬циях. Эмоции, как известно, индикатор наличия потребностей и степени их удовлетворения. Прояв¬ления любознательности тесно связаны с действием центра положительных эмоций. Изучавшие этот процесс исследователи говорят о том, что умственно одаренные дети получают удовольствие от умствен¬ного напряжения, подобно тому как одаренные спорт¬смены получают удовольствие от повышенных фи¬зических нагрузок.
Конечно, кроме эмоций есть еще такая форма пси¬хического отражения, как воля. Нет необходимости говорить о ее важности и значимости с точки зре¬ния развития детской одаренности. Обратимся сра¬зу к ее механике. Воля наиболее отчетливо обнару¬живает ту потребность, которая устойчиво домини¬рует в структуре мотивационно-потребностной сфе¬ры личности. Воля и сама представляет собой специфическую потребность — потребность преодоле¬ния. Итак, при воспитании творца очень важно, чтобы любопытство вовремя переросло в любовь к знаниям — «любознательность», а последняя в ус¬тойчивое психическое образование — «познаватель¬ную потребность».
Однако у значительной части детей любопытство, стремление исследовать окружающий мир так и не перерастает в полной мере в любознательность. Ода¬ренным детям в большей степени, чем их «нормаль¬ным» сверстникам, свойственно стремление к позна¬нию, исследованию окружающего мира. Одаренный ребенок не терпит ограничений на свои исследования, и это его свойство, проявившись довольно рано, на всех возрастных этапах продолжает оставаться его важнейшей отличительной чертой. Лучший способ лич¬ностного развития, настоящий залог интеллектуально¬го превосходства — это искренний интерес к миру, проявляющийся в поисковой активности, в стремлении использовать любую возможность, чтобы чему-нибудь научиться.
История сохранила сведения о проявлениях любо¬знательности в детстве у многих будущих гениев. Не¬вероятной тягой к познанию с детства отличались: И. Ньютон, М.В. Ломоносов, Петр I и многие дру¬гие творцы.
СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К ПРОБЛЕМАМ
Одно из важнейших качеств истинного творца — способность удивляться и видеть проблемы и проти¬воречия, в особенности там, где другим все представ¬ляется ясным и понятным. Так, Альберт Эйнштейн заложил основу теории относительности, будучи еще подростком. Он вдруг задумался о том, что никому не приходило в голову: что произойдет, если бежать со скоростью света?
Еще Платон отмечал, что познание начинается с удивления тому, что обыденно. «...Только для того, кто не привык самостоятельно мыслить, не существует проблем; все представляется само собой разумеющим¬ся лишь тому, чей разум еще бездействует», —писал С.Л. Рубинштейн. Подобная «слепота», выраженная в неспособности воспринимать новое, обычно свой-ственна ограниченным людям, независимо от степени их образованности или общественного статуса.
Томас Эдисон утверждал, что мозг среднего чело¬века не воспринимает и тысячной доли того, что видит глаз. Этот вывод он сделал после одного собственного психологического опыта. Двадцать семь его лаборан¬тов ежедневно, в течение шести месяцев, проходили по одной дороге, которая вела от лампового цеха к главному зданию завода. Рядом с этой дорогой росло вишневое дерево. Но когда Т. Эдисон стал опраши¬вать лаборантов о том, что за дерево растет возле дороги, ни один из них не только не охарактеризовал это дерево, но даже, как выяснилось, не знал о его существовании.
Сверхчувствительность к проблемам необходима в любой творческой деятельности и является качеством самостоятельно мыслящего человека. Это качество от¬личает того, кто не может удовлетвориться чужим по¬верхностным решением проблемы, того, кто способен преодолеть господствующее мнение, какие бы автори¬теты за ним ни стояли.
Развитие сверхчувствительности к проблемам, либо подавление ее многие исследователи связывают, в пер¬вую очередь, с характером обучения. Догматичное со¬держание, сочетающееся с доминированием репродук¬тивных методов обучения, является основным факто¬ром, подавляющим детскую сверхчувствительность к проблемам. И напротив — проблемное обучение, ори¬ентированное на самостоятельную исследовательскую практику ребенка, развивает как эту способность, так и другие необходимые для творчества качества.
Эта мысль, многократно обоснованная теоретически и доказанная экспериментально, относится к числу общеизвестных, но, к сожалению, отнюдь не к числу общепринятых в массовой педагогической практике.
Развитие этой способности тесно связано с умением менять точку зрения на проблему. Именно это свой¬ство часто и обеспечивает прорыв к ранее не извест¬ному.
Люди часто относятся к новым сведениям и откры¬тиям с большим недоверием. Особенно к тем, которые существенно меняют привычные взгляды. Многие, к сожалению, не только не обладают способностью тон¬ко чувствовать, видеть проблемы, но часто даже отка¬зываются замечать то, на что им прямо указывают их выдающиеся современники. Причем нередко дело доходит до курьезов. Так, например, в «Илиаде» Гомера было довольно подроб¬но описано местонахождение легендарного города Троя. Но все считали это художественным вымыслом, и для археологов и историков XIX века Троя была недося¬гаема. Никому, кроме немецкого археолога Генриха Шлимана в голову не пришло искать Трою, опираясь на описания Гомера. Г. Шлиман стал рассматривать «Илиаду» Гомера не просто как литературное произ¬ведение, а как серьезный исторический источник. Ито¬гом стали известные всему миру сенсационные архео¬логические находки.
НАДСИТУАТИВНАЯ АКТИВНОСТЬ (ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ)
Это понятие отмечено рядом психологов (Д.Б. Бо¬гоявленская, В.А. Петровский и др.). Речь идет о стремлении к постоянному углублению в проблему («способность к «ситуативно не стимулируемой де¬ятельности»). Так, например, Д.Б. Богоявленская, про¬водя экспериментальную работу с детьми, заметила, что для одаренного ребенка решение задачи не явля-ется завершением работы. Это начало будущей, новой работы. «В этой способности не «гаснуть» в получен¬ном ответе, — пишет Д.Б. Богоявленская, а «воз¬гораться» в новом вопросе кроется тайна высших форм творчества, способность «видеть в предмете нечто но¬вое, такое, что не видят другие».
Это качество одаренного человека интуитивно ис¬пользовал известный физик Эрнест Резерфорд при отборе молодых сотрудников. Он создал оригиналь¬ный способ отбора новых кадров для научной работы. Каждому вновь принятому молодому исследователю он, как и положено руководителю, давал задание. Если, выполнив это задание, сотрудник приходил вновь и спрашивал, что ему делать дальше, — его увольняли. В «команде» оставался лишь тот, для кого решение первой поставленной задачи становилось не заверше¬нием задания, а началом новой работы, которую он определял для себя сам.
Не менее любопытен и другой известный факт. Однажды А. Эйнштейна спросили, в чем он видит основное различие между собственным интеллектом и интеллектом других людей. «Если люди ищут иголку в стоге сена, — ответил он, — то большинство из них останавливаются, как только ее найдут. Но я продол¬жаю поиски, обнаруживая вторую, третью и, возмож-но, если мне очень повезет, даже четвертую и пятую иголку».
ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬРАЗВИТИЯ ЛОГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ

Множество специальных исследований проведено с целью выяснить, помогает ли в творчестве умение мыс¬лить логически. Единого ответа на этот вопрос пока нет. Разные специалисты, ссылаясь на собственные эксперименты, говорят диаметрально противоположное.
Известный российский психолог В.Н. Дружинин, анализируя подходы большинства отечественных и за¬рубежных специалистов к проблеме соотношения «ин¬теллекта» и «креативности», выделяет три основные позиции.
• Первая — отказ от какого бы то ни было разде¬ления этих функций. Эта точка зрения характерна для большинства отечественных ученых. Из широко изве¬стных зарубежных исследователей, придерживающих¬ся данного подхода, можно назвать Г. Ю. Айзенка.
• Вторая строится на утверждении, что между ин¬теллектом и креативностью существуют пороговые от¬ношения. Для проявления креативности нужен интел¬лект не ниже среднего («нет глупых креативов», но есть «нетворческие интеллектуалы»).
• Третья: интеллект и креативность — независи¬мые, ортогональные способности. При максимальном снятии регламентации деятельности в ходе тестирова¬ния креативности результаты ее измерения у детей не зависят от уровня их интеллекта.

ПОВЫШЕННЫЙ ИНТЕРЕС К ДИВЕРГЕНТНЫМ ЗАДАЧАМ
Творцов с детства отличает то, что они не боятся дивергентных задач. Так условно называются задачи, имеющие не один, а множество правильных ответов. Люди, не склонные к творчеству, к исследовательско¬му поведению, предпочитают задачи, имеющие ясные алгоритмы решения и один-единственный правильный ответ. Ситуации неопределенности, с неизбежностью возникающие при решении дивергентных задач, их раздражают и даже пугают.
Способность решать дивергентные задачи — важ¬нейшее условие успеха в творческой деятельности: на¬учном поиске, создании произведений искусства, ру¬ководящей работе, предпринимательстве. Собственно, таковы практически все важные задачи, решаемые человеком в жизни: какую избрать профессию? Где жить? Как общаться с окружающими? С кем созда¬вать семью? Как отдыхать?
Но при традиционном, в особенности для отечествен¬ного образования, подходе задачи дивергентного типа — большая редкость в обучении. Практически все задачи, используемые в традиционном обучении, от¬носятся к числу «конвергентных». То есть условия задачи предполагают существование лишь одного, «единственно верного» ответа, который может быть вычислен путем строгих логических рассуждений, на основе использования усвоенных правил и алгоритмов (законы, теоремы и Др.).
Одаренные дети заметно отличаются от сверстников повышенным интересом к открытым дивергентным задачам, явно предпочитая их заданиям конвергентно¬го типа. Создаваемые этими задачами ситуации с раз¬личной, в том числе и «высокой степенью неопреде¬ленности», не подавляют, а, напротив, мобилизуют и стимулируют активность ребенка.
В дивергентных задачах конечный мыслительный продукт (ответы) не выводится напрямую из условий. Решение их требует поиска разных подходов, допус¬кает и частично предполагает их сопоставление. А не-выводимость ответов из самого условия и проявля¬ющаяся таким образом недосказанность требуют не просто мобилизации и объединения прошлых знаний, а интуиции, озарения (инсайта).
Правда, большинство людей, как подметили неко¬торые специалисты в области психологии, например известный промышленник и исследователь психологии творчества Генри Форд, ищут для себя такую работу, которая не требовала бы применения творческих спо¬собностей. Большинство людей испытывают диском¬форт в ситуациях, когда необходим выбор, когда тре¬буется самостоятельность в принятии решений. Стрем¬ление использовать в своих интересах нестабильность, неоднозначность — все то, что раздражает обыкно¬венных людей, и есть одна из главных черт творца.

ОРИГИНАЛЬНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Способность выдвигать новые, неожиданные идеи, отличающиеся от широко известных, банальных, обычно называют оригинальностью мышления. Проявляется эта особенность в мышлении и поведении ребенка, в об¬щении со сверстниками и взрослыми, во всех видах деятельности. Оригинальность (либо ее отсутствие) ярко выражается в характере и тематике самосто-ятельных рисунков, сочинении историй, конструирова¬нии и других продуктах детской деятельности. специальных исследований было определено, что ре¬шающим фактором, содействующим развитию этой интеллектуальной характеристики, выступает не сам опыт, а методы его усвоения.
ПРОДУКТИВНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Мы уже описывали это качество при характеристи¬ке креативности. Его обычно рассматривают как спо¬собность к генерированию большого числа идей. Ка¬чество это очень близко предыдущему, но характери¬зует несколько иную грань одаренности. Чем больше идей, тем больше возможностей для выбора из них оптимальных, их сопоставления, развития, углубления и тому подобное. Обилие идей, с одной стороны, яв¬ляется основой, с другой — необходимой предпосыл¬кой творчества.
Большое количество идей характерно для одаренно¬го человека — как реакция на проблемную ситуацию. Новая идея в данном случае — не просто ассоциатив¬ное объединение нескольких первичных, более про¬стых идей и понятий. Соединение этих первичных идей и понятий должно быть содержательно оправданным, а происходит это лишь в случае отражения объектив¬ных явлений и отношений, стоящих за данными поня¬тиями. При этом такого рода идеи могут выглядеть совершенно нереальными на первый взгляд, но при глубоком изучении часто именно они служат базовы¬ми для принципиально новых подходов и решений («бе¬зумные идеи»).
Замечено, что легкость генерирования идей тем выше, чем меньше давление стереотипов, которые приобре¬таются в процессе усвоения опыта и часто прямо дик¬туются его содержанием. Ребенок относительно сво¬боден от этого в силу ограниченности своего опыта, и если мы ставим задачу развития способности легко генерировать идеи не только у одаренных, которым данное качество присуще в большей степени, но у всех детей, то следует подумать не только о методах усво¬ения опыта, но и о его содержании.
Большинство ученых, подчеркивая важность этого качества, считают его все же чем-то вроде второсте¬пенной характеристики творчества. Правда, несмотря на это, обычно гении очень продуктивны: Моцарт создал более 600 музыкальных произведений; Бах писал по кантате в неделю; Томас Эдисон провел 1093 эксперимента.

ЛЕГКОСТЬ АССОЦИИРОВАНИЯ
Легкость ассоциирования может быть представлена как способность к выработке обобщенных стратегий на основе выявления скрытых от обычного взгляда связей и отношений и их дальнейшей детализации. Она выражена наиболее явно в умении находить аналогии там, где традиционно они не усматриваются, в способ¬ности найти путь к решению проблемы, используя раз-личную, в том числе и кажущуюся посторонней, ин¬формацию.
Одаренный ребенок способен значительно продук¬тивнее, чем его «нормальные» сверстники, восприни¬мать связи и отношения между явлениями, предмета¬ми, событиями и даже концепциями. Эти связи, в силу наличия данной и вышеописанных способностей, мо-
Многие специалисты рассматривают оригинальность как одну из основных особенностей мышления твор¬чески одаренного человека. Но при этом, наряду со способностью продуцировать оригинальные идеи, су¬ществует и другой способ творчества — разрабаты¬вать существующие. Если первый способ особенно ценится в творчестве научном и техническом, то вто¬рой — в художественном. -
Оригинальность творческого человека естественна, она не похожа на нарочитое желание выделиться. Порой она вызывает удивление или насмешки окружающих. Жителей Кенигсберга забавляла пунктуальность фи¬лософа Иммануила Канта: по тому, когда он выходил на прогулку и возвращался с нее, можно было сверять часы. Сугубо оригинальные идеи математика Николая Ивановича Лобачевского стали причиной того, что его сочли сумасшедшим.
ГИБКОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Способность быстро и легко находить новые страте¬гии решения, устанавливать ассоциативные связи и переходить (в мышлении и поведении) от явлений од¬ного класса к другим, часто далеким по содержанию, называют гибкостью мышления. Противоположное свойство — инертность, ригидность мышления.
Высокий уровень «гибкости мышления» — явление редкое, как и крайнее выражение его противополож¬ности — «инертности мышления». Поэтому наличие первого свидетельствует об исключительности, харак¬терной для одаренных детей. -
Гибкость мышления тесно связана с богатством и разнообразием прошлого опыта ребенка (объем зна¬ний, умений, навыков и т.п.), однако полностью им не определяется. Экспериментальные исследования сви¬детельствуют о том, что связь между ними имеет очень сложный характер. Так, в некоторых ситуациях объем знаний не только не содействует генерированию но¬вых идей и стратегий, но выступает как сдержива¬ющий фактор.
Само по себе количество информации еще не являет¬ся гарантией' способности к ее комбинированию и со¬зданию на этой основе новых идей и стратегий. В ходеспециальных исследований было определено, что ре¬шающим фактором, содействующим развитию этой интеллектуальной характеристики, выступает не сам опыт, а методы его усвоения.
ПРОДУКТИВНОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
Мы уже описывали это качество при характеристи¬ке креативности. Его обычно рассматривают как спо¬собность к генерированию большого числа идей. Ка¬чество это очень близко предыдущему, но характери¬зует несколько иную грань одаренности. Чем больше идей, тем больше возможностей для выбора из них оптимальных, их сопоставления, развития, углубления и тому подобное. Обилие идей, с одной стороны, яв¬ляется основой, с другой — необходимой предпосыл¬кой творчества.
Большое количество идей характерно для одаренно¬го человека — как реакция на проблемную ситуацию. Новая идея в данном случае — не просто ассоциатив¬ное объединение нескольких первичных, более про¬стых идей и понятий. Соединение этих первичных идей и понятий должно быть содержательно оправданным, а происходит это лишь в случае отражения объектив¬ных явлений и отношений, стоящих за данными поня¬тиями. При этом такого рода идеи могут выглядеть совершенно нереальными на первый взгляд, но при глубоком изучении часто именно они служат базовы¬ми для принципиально новых подходов и решений («бе¬зумные идеи»).
Замечено, что легкость генерирования идей тем выше, чем меньше давление стереотипов, которые приобре¬таются в процессе усвоения опыта и часто прямо дик¬туются его содержанием. Ребенок относительно сво¬боден от этого в силу ограниченности своего опыта, и если мы ставим задачу развития способности легко генерировать идеи не только у одаренных, которым данное качество присуще в большей степени, но у всех детей, то следует подумать не только о методах усво¬ения опыта, но и о его содержании.
Большинство ученых, подчеркивая важность этого качества, считают его все же чем-то вроде второсте¬пенной характеристики творчества. Правда, несмотря на это, обычно гении очень продуктивны: Моцарт создал более 600 музыкальных произведений; Бах писал по кантате в неделю; Томас Эдисон провел 1093 эксперимента.
ЛЕГКОСТЬ АССОЦИИРОВАНИЯ
Легкость ассоциирования может быть представлена как способность к выработке обобщенных стратегий на основе выявления скрытых от обычного взгляда связей и отношений и их дальнейшей детализации. Она выражена наиболее явно в умении находить аналогии там, где традиционно они не усматриваются, в способ¬ности найти путь к решению проблемы, используя раз-личную, в том числе и кажущуюся посторонней, ин¬формацию.
Одаренный ребенок способен значительно продук¬тивнее, чем его «нормальные» сверстники, восприни¬мать связи и отношения между явлениями, предмета¬ми, событиями и даже концепциями. Эти связи, в силу наличия данной и вышеописанных способностей, могут быть нетрадиционны и непривычны, что, как из¬вестно, и составляет основу творчества.
Александр Грэхем Белл сравнил внутреннюю по¬верхность человеческого уха со стальной подвижной мем¬браной и на основе этой аналогии изобрел телефон. Известно, что физик Нильс Бор обладал способностью вообразить свет одновременно как частицу и как волну, что привело его к разработке принципа дополнительно¬сти. Физик и философ Дэвид Бом утверждал, что ге-нии способны развивать одновременно несколько раз¬ных мыслей, поскольку они умеют смягчать противоре¬чия между несочетающимися явлениями.
Легкость ассоциирования проявляется не только в умении находить простые и сложные аналогии, а за¬тем на этой основе создавать новое. У гуманитариев она чаще видна в метафоричности мышления. Аристо¬тель считал метафоричность признаком гения. Он был убежден, что человек, способный находить соответ¬ствие между двумя различными сферами существова¬ния и связывать их между собой, — особо одарен.
СПОСОБНОСТЬ К ПРОГНОЗИРОВАНИЮ
Творчески одаренным людям в значительно боль¬шей степени, чем обычным, свойственна способность к прогнозированию. Это редкое качество, включающее в себя воображение, интуицию, способность к глубо¬кому анализу. Для основной массы людей характерен так называемый презентизм мышления — они не мо¬гут представить себе будущее и прошлое качественно отличным от настоящего.
Способность к прогнозированию свойственна не толь¬ко одаренным, но и вообще всем детям. Известный психолог А.В. Брушлинский отмечал, что человек, ре¬шая мыслительную задачу, тем самым хотя бы в ми¬нимальной степени предвосхищает (прогнозирует) ис¬комое будущее решение. У одаренных детей это каче¬ство выражено настолько ярко, что распространяется не только на процесс решения учебных задач, но и на самые разные проявления реальной жизни: от прогно¬зирования близких последствий элементарных собы¬тий до возможностей прогноза развития социальных явлений.
Многие люди, добившиеся выдающихся успехов, полагались на свои предположения, предчувствия. На то, что было скрыто где-то в глубинах подсознания. Способность предвидения, базирующаяся на подсо¬знании, простирается значительно дальше ограничен¬ных пределов поля сознания. Интуитивное мышление — особый талант, нуждающийся в развитии. На ос¬нове феномена глубины прогнозирования построен ряд психодиагностических методик.
Способность к прогнозированию в,значительной сте¬пени зависит от степени развития вышеописанных ха¬рактеристик личности. Таких, как склонность к зада¬чам дивергентного типа, гибкость мышления, легкость генерирования идей, легкость ассоциирования. Инте¬гральный характер данного личностного свойства по¬зволяет считать его одним из основных признаков ода¬ренности.
Выдающимися специалистами по научным прогно-, зам всегда считались писатели-фантасты. Жюля Вер¬на; предсказавшего в своих произведениях многие открытия будущего, его современники-ученые считали не только писателем, но и своим коллегой — ученым. Выдающийся русский химик Дмитрий Иванович Мен¬делеев называл Жюля Верна «научным гением». Фран¬цузский инженер Лебер считал Ж. Верна соавтором своей подводной лодки с двойным дном (как у «На¬утилуса»).
В 1903 году, когда другая подводная лодка — «Проектор» — совершила переход из Бриджпорта в Нью-Йорк, ее создатель, американский конструктор С. Лейк, направил Ж. Верну поздравительную теле¬грамму. Известный русский исследователь и конст¬руктор К.Э. Циолковский говорил о том, что он долго смотрел на ракету с точки зрения «увеселений и ма¬леньких применений». Сделать серьезные вычисле¬ния его побудили книги Ж. Верна.

















ВЫСОКАЯ КОНЦЕНТРАЦИЯ ВНИМАНИЯ
Для одаренного ребенка характерна повышенная концентрация внимания. Выражено это, во-первых, в высокой степени погруженности в задачу; во-вторых — в возможности успешной настройки, даже при на¬личии помех, на восприятие информации, относящейся к выбранной цели. Отсюда вытекает такая отличи¬тельная черта одаренного ребенка, как склонность к сложным и сравнительно долговременным занятиям.
Данное качество трудно оценить иначе как положи¬тельное, но именно оно становится часто причиной трудностей, возникающих у одаренного ребенка в ус¬ловиях массового обучения. Большая часть учителей ориентируется на условно «нормального», обычного ученика, а последний, как известно всем (и педагогам в первую очередь), имеет в этом смысле весьма скром¬ные возможности. Обычный ребенок старшего дошкольного и даже младшего школьного возраста об¬ладает «низким порогом отключения», что выражает¬ся в быстрой утомляемости, в неспособности долго заниматься одним делом, неустойчивости внимания.
Практически прямо противоположные качества де¬монстрируют в этом плане одаренные дети: ребенок часто бывает поглощен заинтересовавшим его заняти¬ем настолько, что его практически невозможно от¬влечь от дела, причем заниматься им он способен дли¬тельное время, может возвращаться к нему в течение нескольких дней. Это качество проявляется у одарен¬ных детей довольно рано, многие исследователи склонны считать его важнейшим индикатором одарённости. В нем находит выражение уже отмеченное ранее един¬ство мотивации, непосредственно связанной с содер¬жанием деятельности и творческих умений ребенка, в сферах, где реализуются его творческие способности (интеллектуальная, художественная и др.).
Способность концентрировать собственное внимание на каком-либо объекте тесно связана с явлением, от¬крытым известным русским ученым Ухтомским. Он, в ходе собственных научных изысканий, пришел к вы¬воду о том, что одним из фундаментальных свойств центральной нервной системы является ее способность создавать «очаги активности» и «очаги торможения».
Этот очаг активности в головном мозгу, подчиня¬ющий себе все остальные нервные клетки, находящи¬еся в состоянии возбуждения, получил название «до¬минанты». Благодаря этой способности мозга посто¬ронние факторы не только не отвлекают, но, напро¬тив, даже усиливают стремление достичь главной цели. Вокруг этого активного очага возбуждения всегда формируется зона торможения.
ОТЛИЧНАЯ ПАМЯТЬ
Все специалисты среди качеств, характерных для категории одаренных детей, обязательно отмечают феноменальную память, О возможностях памяти ода¬ренных сложено немало легенд. Но при этом на быто¬вом уровне, в семье, а нередко и в школе, можно столкнуться с противопоставлением «памяти» и «мыш¬ления», эрудита и мыслителя.
И действительно, человек может хранить в своей па¬мяти гигантский объем информации, и формально ему невозможно отказать в звании «эрудита». Но «ум» и «эрудированность» совсем не одно и то же. Эти идеи — не изобретение последнего времени, им много лет.
Синтез способностей к запоминанию с качествами, отмеченными выше, порождает часто отмечаемое у одаренных детей стремление к классификации, систе¬матизации информации, опыта, идей. На практике это нередко выражено в склонности к коллекционирова¬нию.
СПОСОБНОСТЬ К ОЦЕНКЕ
Оценочная функция как интегральный, структурный элемент одаренности рассматривается многими специ¬алистами. Способность к оценке —- производное кри¬тического мышления. Она предполагает возможность оценки продуктов собственной деятельности, а также понимания как собственных мыслей и поступков, так и действий, мыслей и поступков других людей.